Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/453"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
что утверждаете, будто она может быть одинаковой по
субстанции с тем умом Отца, который вы признаете Сы-
ном Божиим? Что же, следовательно, невероятного в том,
если какая-нибудь одна умная душа была Им воспринята
некоторым неизреченным и необыкновенным образом для
спасения многих? А что тело соединимо с душою, —
чтобы получился полный человек, — это мы знаем из
опыта нашей собственной природы. Не будь явление это
самым обыкновенным, оно было бы, без сомнения, еще
более невероятным. Ведь гораздо легче поверить тому, что
соединяется хотя и человеческое с божественным и из-
менчивое с неизменяемым, но, во всяком случае, духовное
с духовным, или, как вы обыкновенно выражаетесь, бес-
телесное с бестелесным, чем тому, что тело соединяется
с бестелесным.
Или, может быть, камнем преткновения для вас служит
необычное рождение тела от девы? Но что Чудесный
рожден чудесно, это не только не должно было оста-
навливать вас, а скорее должно было вести к принятию
христианства. Или вас озадачивает то, что Он вознес на
небо тело, которое сложил смертью и изменил на луч-
шее воскресением, сделав его нетленным и бессмертным?
Быть может, вы отказываетесь этому верить потому, что
Порфирий в книгах "О возвращении души", из которых
приведены мною многие цитаты, весьма часто советует
избегать всякого тела, чтобы душа могла пребывать бла-
женною с Богом? Но вам скорее следовало бы исправить
в этом пункте самого Порфирия, особенно из-за тех
невероятных представлений, которые вы имеете вместе с
ним о душе настоящего видимого мира, этой столь не-
объятной телесной громады. Вслед за Платоном вы назы-
ваете этот мир живым существом, — существом блажен-
ным и даже вечным. Каким же образом этот мир никогда
не разрешится от тела и никогда не перестанет быть бла-
женным, если для блаженства души требуется избегать
всякого тела? Равным образом, вы не только признаете в
своих книгах солнце и прочие светила телами, — в чем
не преминут с вами согласиться и сказать то же самое и
все люди, — но на основании высшего, как вы полагаете,
451