Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/450"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
очищали чувственную душу те, которые не живут душою
умной?
Глава XXVIII
Итак, ты вводишь людей в заблуждение. Ты не сты-
дишься такого великого зла, хотя и выдаешь себя за лю-
бителя мудрости. Если бы ты любил ее истинно и как
следует, ты познал бы Христа, Божию силу и Божию
премудрость, и не устранился бы от Его спасительного
уничижения, надмившись гордостью суетного знания. Со-
знаешься, впрочем, и ты, что чувственная душа может
очищаться добродетелью воздержания и помимо теургичес-
кого искусства и телетов, изучением которых ты занимался,
как оказывается, напрасно. Иногда утверждаешь даже, что
телеты не возвышают души после смерти; так что и той
части души, которую мы называем чувственной, они,
оказывается, не приносят никакой пользы. Тем не менее,
ты толкуешь и твердишь о них на разные лады с той,
по моему мнению, целью, чтобы показаться человеком
якобы опытным в подобных вещах, угодить любопытству-
ющим относительно этих непозволительных искусств и
возбудить к ним любопытство у других. Но хорошо уже
то, что ты говоришь, что этого искусства следует остере-
гаться как потому, что оно преследуется законом, так и
потому, что оно опасно само по себе. О, если бы несчастные
услышали от тебя только эти слова и затем или бежали
прочь от этих искусств, или совершенно к ним не присту-
пали, чтобы не увлечься ими! Говоришь, наконец, что
неведение и многие пороки могут быть очищены не через
телеты, а только через raxpiicov vev, т. е. мыслью или
умом Отца, который знает Отчую волю. Но ты не веришь,
что этот ум есть Христос: ты презираешь Его за тело,
принятое от женщины, и за позор креста; т. е. считаешь
себя способным, презрев и отвергнув низменное, уловить
высочайшую мудрость в небесных высотах.
Между тем, Христос исполняет то, что предрекли о
Нем святые пророки: "Погублю мудрость мудрецов, и
разум разумных отвергну" (I Кор. I, 19; Исх. XXIX, 14).
448