Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/449"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Землю навеки очистив от страха всегдашнего*.
Поэт разумеет, без сомнения, если не преступления, то
последствия преступлений, которые по причине немощей
настоящей жизни могут оставаться даже и в людях, сде-
лавших большие успехи в добродетели, и которые исце-
ляются только тем Спасителем, о Коем говорит этот стих.
В четвертом стихе той же эклогии Вергилий показывает,
что сказал это не от самого себя, говоря:
Время исполнилось: срок подошел прорицанья
кумейского.
Отсюда видно, что слова его — пророчество кумейской
сивиллы. Но теурги, или лучше — демоны, принимаю-
щие вид и образ богов, скорее оскверняют, чем очищают
человеческую душу лживостью призраков и лукавой обман-
чивостью пустых образов. Ибо каким образом могут очис-
тить человеческую душу те, у кого собственная нечиста?
Если бы они могли это, их не связали бы заклинания
завистливого человека и от благодеяния, дарования которого
от них ожидали, они не удерживались бы страхом или не
отказывались бы из зависти. Достаточно, впрочем, твоих
слов, что теургические очищения не могут очистить души
разумной, т. е. нашего ума, а душу чувственную, т. е.
низшую по сравнению с умом часть души, хотя и могут,
по твоим словам, очищать, не могут, однако, как созна-
ешься ты сам, сделать вечной и блаженной. Христос же
обещает вечную жизнь; потому и стремится к Нему мир
вопреки вашей досаде, к вашему удивлению и изумлению.
Что пользы, что ты не отрицаешь, что теургическая наука
вводит в заблуждение, что многих она обманывает слепыми
и неразумными верованиями и что прибегать к началам
и ангелам совершением обрядов и молитвой — очевидней-
шее заблуждение; если затем, как бы из опасения, чтобы
твой труд изучения этой науки не показался потерянным,
направляешь людей к теургам, чтобы с помощью последних
* Virg. Eclog. IV.
15 3ак. 3597
447