Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/445"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
(CXV1II, 81). Однако же, хотя он говорит о том и о
другой, т. е. и о сердце, и о плоти, не прибавляет: "Бог
твердыня сердца и плоти", а говорит: "Бог твердыня сердца
моего"; ибо через сердце очищается и плоть. Поэтому
Господь говорит: "Очисти прежде внутренность... чтобы
чиста была и внешность" (Мф. XXIII, 26). Затем, своею
частью пророк называет самого Бога, — не что-нибудь,
бывающее от Него, а Его самого: "Бог твердыня сердца
моего и часть моя вовек", так как из всего, что избирают
для себя люди, он предпочел избрать самого Бога. "Ибо
вот удаляющие себя от Тебя гибнут; Ты истребляешь
всякого отступающего от Тебя" (Пс. LXXII, 27), т. е.
всякого, желающего отдаться на любодеяние со многими
богами. Отсюда вытекает тот вывод, ради которого пред-
ставлялась необходимость в прочих изречениях этого псал-
ма: "А мне благо приближаться к Богу!", т. е. не ходить
далеко, не любодействовать со многими. Но прилепиться
к Нему вполне будет возможно только тогда, когда станет
свободным все, что должно быть свободным. В настоящее
же время возможно лишь то, о чем говорится далее: "На
Господа Бога я возложил упование мое, чтобы возвещать
все дела Твои" (Пс. LXXII, 28).
"Надежда же, когда видит, не есть надежда; ибо, если
кто видит, то чего ему и надеяться? Но когда надеемся
того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении" (Рим.
VIII, 24, 25). Пребывая в этой надежде, мы должны делать
то, о чем говорится далее, и быть в своем роде ангелами
Божиими, т. е. вестниками, воспевающими волю Божию
и славословящими славу и благодать Божию. Сказав: "На
Господа Бога я возложил упование мое", пророк прибав-
ляет: "Чтобы возвещать все дела Твои". Вот это и есть
славнейший град Божий. Он знает и почитает единого
Бога. Об этом граде возвещали святые ангелы, пригла-
шавшие в общество его и нас, и желавшие, чтобы и мы
были в нем его гражданами. Эти ангелы желали, чтобы
мы почитали не их самих, как святых богов, а вместе с
ними — их и нашего Бога, и не им приносили жертвы,
а вместе с ними были жертвою Богу. Итак, для всякого,
рассуждающего об этом предмете без лукавого упрямства,
443