Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
говорить, что существуют два или три Бога; хотя, когда
ведем речь о ком-либо одном, об Отце или Сыне, или
Духе Святом, то признаем, что каждый из них в частности
есть Бог, но вместе с тем мы не говорим, как говорят
еретики-савеллиане, будто Отец — то же, что и Сын, Дух
Святой — то же, что Отец и Сын; а говорим, что Отец
есть Отец Сына, Сын — Сын Отца, Дух Святой — Дух
Отца и Сына, но ни Отец и ни Сын. Итак, верно, что
человек может получить очищение только от Начала, хотя
у них говорится о началах во множественном числе. Но
Порфирий, бывший в порабощении у завистливых властей,
за которых стыдился, но которых не осмеливался порицать
открыто, не хотел понять, что это Начало есть Господь
Христос, воплощением Которого мы очищаемся. Он през-
рел Его за ту плоть, которую Господь принял на Себя
ради очистительной за нас жертвы; не понял этого великого
таинства по причине той гордости, которую разрушил
своим уничижением истинный и благой Посредник, явив-
ший Себя для смертных в той смертности, неимением
которой наиболее гордились злые и ложные посредники
и злополучным людям обещали обманчивую помощь, как
бессмертные — смертным.
Итак, благой и истинный Посредник показал, что зло
есть грех, а не субстанция или природа плоти, потому
что ее вместе с человеческой душою можно было и
принять, и носить, и сложить в смерти, и изменить на
лучшее в воскресении; — что и самой смерти, хотя она
была наказанием за грех, но которую, будучи безгрешным,
претерпел Он за наши грехи, не следует избегать в
состоянии греха, а напротив, коль скоро представляется
случай, переносить ее за правду. Потому Он и смог
разрешить наши грехи своею смертью, что умер, и умер
не за Свой грех. Порфирий не узнал в Нем Начала,
потому что в таком случае он узнал бы, что Он — Начало
очистительное. Не плоть или душа человеческая это начало,
а Слово, Которым сотворено все. Плоть очищает себя не
через себя, а через Слово, Которым она воспринята, когда
"Слово стало плотию и обитало с нами" (Иоан. I, 14).
Ибо, говоря о таинственном вкушении Своей плоти,
440