Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
бывает так, когда приказывает полководец, то во сколько
раз больше должно быть так, когда велит Творец?
Итак, кто слышит, что убивать себя непозволительно,
пусть убивает, коль скоро ему повелел Тот, приказаний
Которого нельзя не исполнять; пусть смотрит только,
действительно ли имеет он на это несомненное божест-
венное повеление. Мы судим о совести на основании того,
что слышим; права судить о сокровенном совести на себя
не берем. Никто не знает того, что в человеке, кроме
духа человеческого, живущего в нем самом (I Кор. II,
11). Мы одно говорим, одно утверждаем, одно всячески
доказываем: что самовольно никто не должен причинять
себе смерти ни для избежания временной скорби, потому
что иначе подвергается скорби вечной; ни из-за чужих
грехов, потому что иначе, неоскверненный еще чужим
грехом, он совершит собственный, причем самый тяжкий
грех; ни из-за своих прежних грехов, ради которых на-
стоящая жизнь особенно необходима, чтобы можно было
уврачевать их покаянием; ни из-за желания лучшей жизни,
приобрести которую надеется после смерти: потому что
для виновных в собственной смерти нет лучшей жизни и
после смерти.
Глава XXVII
Остается еще один повод, — о нем я уже сказал пару
слов, — по которому считается полезным, чтобы каждый
умерщвлял себя, а именно: опасение, как бы не впасть
в грех под влиянием или обольстительного сладострастия,
или лютой скорби. Но если допустить этот повод, то при
дальнейшем рассуждении он приведет к тому, что людям
следует советовать убивать себя в то время, когда они,
будучи омыты банею возрождения, получают отпущение
всех своих грехов. Именно тогда —самое время страшиться
будущих грехов, ибо все прежние прощены. Если добро-
вольная смерть — дело хорошее, то почему ей не случиться
именно тогда? Зачем, в таком случае, продолжать жить
крестившемуся? Зачем оправданному подвергать себя снова
42