Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Героем; в басне этой заключался якобы тот таинственный
смысл, что Юноне отводился воздух (аег), где вместе с
демонами помещались и герои, именем которых называют
души умерших людей, совершивших при жизни нечто
доблестное и славное. Но наши мученики, если бы, как
я заметил, это допускало церковное словоупотребление,
назывались бы героями не потому, что они имеют общение
с демонами в воздухе, а потому, напротив, что победили
этих демонов, т. е. эти воздушные власти, а в лице их
и саму Юнону, которую, — чтобы по их представлению
она ни означала, — поэты во всяком случае не напрасно
представляют враждебной добродетелям и завистливой к
сильным мужам, жаждущим неба. Вергилий, впрочем,
злополучно отступает и преклоняется перед нею; так что
хотя она и говорит у него:
Эней побеждает меня*;
но самому Энею Гелен дает якобы благочестивый совет,
говоря:
Юноне обет принеси и дары и, явивши покорность,
Владычицу эту смиреньем скорее смиришь...**.
На основании этих слов Порфирий, следуя, впрочем,
не своему, а чужому мнению, говорит, что добрый бог
или гений не входит в человека, если предварительно не
бывает умилостивлен бог злой. Злые божества у них
представляются как бы сильнее добрых, потому что злые,
если их не умилостивить, препятствуют добрым оказывать
помощь; так что добрые не могут быть полезными, если
не хотят того злые, а злые, напротив, могут вредить так,
что добрые не в состоянии противодействовать им. Не
таков путь, указываемый истинной и истинно святою
религией; не так побеждают Юнону, т. е. завистливые к
добродетелям благочестивых воздушные власти, наши му-
* Virg. Aeneid. VI1.
** Ibid. III.
437