Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/436"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Творец настоящего видимого и изменчивого мира и ис-
тиннейший Податель блаженной жизни, — блаженной не
от того, что создано Им, а от Него самого.
Его истинный пророк говорит: "А мне благо приб-
лижаться к Богу" (Пс. LXXII, 28). О конечном благе, к
достижению которого должны быть напр§влены все усилия
человека, идет речь у философов. Но пророк не говорит:
"Благо для меня — иметь в изобилии богатства, возвы-
шаться над другими пурпуром, скипетром и диадемой";
или, как не постыдились сказать некоторые из философов:
"Благо для меня — телесное удовольствие"; не говорит
даже, как гораздо лучше говорят лучшие из них: "Благо
для меня — моя душевная добродетель". А говорит он:
"Мне благо приближаться к Богу". Этими словами он
учит о Том, Которому одному убеждали приносить жертвы
святые ангелы Его, подтверждая свои слова чудесами.
Поэтому и сам он стал жертвою Того, к Которому пламе-
нел, охваченный умными огнем, и стремился святым
желанием в невыразимые и бестелесные Его объятия. Ес-
ли же почитатели многих богов (какими бы они своих
богов ни представляли) верят на основании гражданской
истории или магических и теургических книг, что их
богами совершались чудеса, то какое же основание они
имеют не верить нашим священным книгам относительно
упомянутых чудес, когда им тем более нужно верить, чем
выше Тот, Кому одному учат они приносить жертвы?
Глава XIX
Те же, которые полагают, что видимые жертвы прили-
чествуют иным богам, а Ему, как невидимому, приличес-
твуют невидимые, как большему — большие, как лучшему
— лучшие, каковы суть движения чистого сердца и доброй
воли, — те не знают, что жертвы первого рода — знаки
жертв второго рода, как звуки слов — знаки вещей. Как
молясь и славословя, мы обращаемся со словами к Тому,
Кому приносим свои сердечные чувства, обозначаемые
этими словами, так же точно, принося жертву, мы знаем,
434