Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
и положен, как я упомянул, в ковчег, который во время
странствования по пустыне с должным благоговением но-
сили священники вместе со скинией, называемой также
скинией завета (Исх. XIII, 21), было новое знамение,
состоявшее в том, что днем являлось облако, которое
ночью светилось, как огонь. Когда это рблако двигалось,
двигался и стан, а когда оно останавливалось, оста-
навливался и стан (Исх. XL, 34). Кроме этих знамений,
о которых я сказал, и голосов, которые слышались с
места, где находился ковчег, в пользу этого закона сви-
детельствовали и другие великие чудеса. Так, когда при
вступлении в обетованную землю завета его несли через
Иордан, то река, остановившись в верхней части, дала
возможность пройти посуху и ковчегу, и народу (Нав. III,
1). Затем, стены города, который, по обычаю язычников
почитая многих богов, встретил евреев враждебно, мгно-
венно пали, когда вокруг него обнесен был семь раз
ковчег; хотя к стенам не прикасалась ни одна рука и их
не разбивала ни одна стенобитная машина (Нав. VI, 19).
После этого, когда евреи уже были в обетованной земле
и тот же ковчег за их грехи был взят в плен врагами,
взявшие его в плен поместили его с честью в храм
наиболее почитаемого своего бога, и выйдя, заперли; но
с наступлением утра нашли идола, которому молились,
ниспровергнутым и обезображенным (I Цар. V, 1). Затем,
смущенные чудесами и постыднейшим образом наказан-
ные, они возвратили ковчег завета тому народу, у которого
он был взят. И как возвратили! Они положили его на
колесницу, впрягли в нее молодых коров, отлучив от них
сосавших их телят, и дозволили им идти куда хотят, желая
испытать этим силу Божию. И вот телицы, неуклонно
направляя свой путь к евреям и не откликаясь на мычание
голодных детенышей, сами привезли великую святыню к
ее почитателям (I Цар. VI, 7). Такие и подобные им
чудеса были малыми для Бога, но великими для спаси-
тельного устрашения и научения смертных.
Мы хвалим философов, в особенности платоников, как
державшихся по сравнению с другими более здравого
образа мыслей, за то, что они, как я упоминал ранее,
432