Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/423"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
возмущали его, не осмеливается приписывать всем демонам.
Так, вслед за другими, он называет некоторых из них
демонами благосклонными, хотя всех признает неразум-
ными. С другой стороны, он выражает удивление, что
жертвы не только привлекают богов, но и принуждают
их и заставляют насильно делать то, чего хотят люди; и
если различие между богами и демонами заключается в
телесности и бестелесности, то каким-де образом можно
считать богами солнце, луну и прочие видимые небесные
светила, которые, по его мнению, несомненно телесны; а
если они боги, то каким образом одни из них называются
благодетельными, а другие зложелательными, и каким
образом, будучи телесными, они присоединяются к бес-
телесным.
Он также задает, как бы сомневаясь, вопрос и о том,
обладают ли прорицатели и люди, совершающие некоторые
чудеса, более могущественною душою, или к ним приходят
извне какие-то духи, с помощью которых они бывают в
состоянии совершать эти чудеса. Со своей стороны он
считает более вероятным предположение, что эти духи
приходят извне, потому что упомянутые люди связывают
некоторых, отпирают замкнутые двери, совершают другие
подобного рода чудеса, употребляя для этого камни и
травы. Поэтому, по словам его, иные полагают, что
существует какой-то особый род существ, исполняющий
в подобных случаях человеческие желания, — род по
своей природе лукавый, являющийся под всевозможными
формами и образами, принимающий вид то богов, то
демонов, то душ умерших людей; что именно он и делает
все то, что кажется добрым или худым, хотя в истинно
добром не оказывает никакой помощи, даже не имеет
представления о нем; ревностных же поборников добро-
детели вынуждает достигать его путем тяжких испытаний
и жертв, всячески вредит им и мешает; что, наконец, он
преисполнен дерзости и гордости, услаждается смрадом,
увлекается лестью.
Все это об этом роде лживых и злых духов, которые
входят в душу человека извне и потешаются над усып-
ленными и бодрствующими человеческими чувствами, Пор-
421