Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
видению Бога и к восприятию того, что существует дейс-
твительно. Отсюда понятно, каких богов или какое видение
получается от теургических освящений, если в нем, как
сознается Порфирий, не видно того, что существует дейс-
твительно. Затем, по его словам, разумная (или, как он
предпочитает говорить — умная) часть души может про-
никать в высшую область, хотя бы ее Душевная часть и
не была очищена никакой теургической наукой; часть же
душевная, хотя и очищается теургами, но не настолько,
чтобы могла достигать бессмертия и блаженства.
Итак, хотя он различает демонов и ангелов, говоря,
что демонам принадлежат места воздушные, а ангелам —
эфирные или огненные; хотя убеждает пользоваться дру-
желюбием всякого демона, чтобы с его помощью каждый
после смерти мог хоть немножко подняться от земли,
утверждая, с другой стороны, что к высшему сообществу
ангелов приводит другой путь: однако, он достаточно ясно
указывает на то, что следует избегать общения с демонами,
когда говорит, что душа, терпя после смерти наказания,
с ужасом отвращается от культа демонов, которыми была
обманута. При этом он не мог отрицать, что теургия,
которую он выставляет как бы примирительницей с богами
и ангелами, является орудием таких сил, которые или
сами ненавидят, или служат искусству людей, ненавидящих
очищение души. Он приводит по этому предмету жалобу
какого-то халдея. "Один добродетельный человек в Халдее,
— говорит он, — жалуется, что успехи его в великом
подвиге очищения души становятся тщетными по той
причине, что проникнутый ненавистью к нему и весьма
сведущий в этом деле человек заклял священными закли-
наниями силы, чтобы они не слушали его молений. Таким
образом, — замечает Порфирий, — тот заклял, а этот не
разрешил". Из этого его примера видно, что теургия
представляет собою в руках богов и людей искусство
совершать как доброе, так и худое, — что даже и боги
испытывают те волнения и страсти, которые Апулей припи-
сывает демонам и людям, отделяя богов от людей только
высотою эфирных седалищ и защищая по этому предмету
мнение Платона.
418