Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава IX
Такие и многие другие им подобные чудеса (рассказывать
обо всех их заняло бы слишком много времени) совер-
шались к прославлению почитания единого Бога и к
возбранению культа многих богов! И совершались они
силою простой, соединенной с благочестивым упованием
веры, а не волхвованиями и прорицаниями, составленными
по правилам науки, измышленной нечестивым любопыт-
ством, — науки, известной или под именем магии, или
под более мерзким названием гоэтии, или под названием
более почетным — теургии. Такие названия дают этой
науке те, которые стараются установить в этого рода вещах
различие, и из людей, преданных непозволительным искус-
ствам, одних считают заслуживающими осуждения, а имен-
но тех, которых считают преданными гоэтии и которых
народ называет просто: злодеями; а других хотят предс-
тавить заслуживающими похвалы, именно тех, которые
занимаются теургией; хотя как те, так и другие одинаково
преданы лживым обрядам демонов, выдаваемых за ангелов.
Так, некоторое якобы очищение души через теургию
допускает и Порфирий, хотя делает это осторожно и, так
сказать, стыдливо; он не признает, что это искусство
возвращает кого-нибудь к Богу. Он явно колеблется между
двумя сменяющими друг друга настроениями: пороком
святотатственного любопытства и воспоминанием о вну-
шениях философии. То он убеждает остерегаться этой
науки, как науки ложной, по своему действию вредной и
преследуемой законами; то, как бы делая уступку ее
почитателям, говорит, что она полезна для очищения если
не умной части души, которою воспринимаются истины
духовных предметов, не имеющих ничего телесного, то по
крайней мере части душевной, которою воспринимаются
образы телесных предметов. Посредством теургических ос-
вящений, называемых телетами, говорит он, эта часть души
делается способной к сношению с духами и ангелами и
к видению богов. Но для умной стороны души, как
сознается он сам, от теургических телетов не получается
никакого очищения, которое делало бы ее способной к
417