Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/418"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
по расступившемуся морю как по суху, были покрыты и
потоплены сомкнувшимися снова волнами (Исх. XIV, 22).
Что сказать о тех чудесах, которые дивным божествен-
ным действием совершены были в то время, когда тот
же народ странствовал в пустыне, — о том, как вода,
которую нельзя было пить, потеряла см>й горький вкус
и утоляла жаждущих, когда по велению Божию в нее
положено было дерево (Исх. XV, 25); как для голодных
сходила с неба манна (Исх. XVI, 14), которая, если со-
бирали ее сверх указанной меры, гнила и червивела, а
собранная накануне субботы в двойном количестве (так
как в субботу собирать не дозволялось), не подвергалась
ни малейшему гниению; как в то время, когда явились
желавшие мяса, которым, казалось, невозможно было удо-
влетворить такое множество народа, стан наполнился пти-
цами, и желавшие мяса насытились им до отвращения
(Числ. XI, 31); как вышедшие навстречу евреям враги,
перекрывшие им путь и вступившие с ними в сражение,
по молитве Моисея, простершего свои руки наподобие
креста, были разбиты, причем не погиб ни один еврей
(Исх. XVII, 11); как явившиеся в народе Божием мя-
тежники, отделившиеся от свыше учрежденного общества,
для видимого примера невидимой кары поглощены были
разверзшеюся землею живыми (Числ. XV, 32); как камень
по удару жезла источил обильные воды (Исх. XVII, 6);
как умиравшие от смертоносных укусов змей, бывших
справедливейшим наказанием за грехи, выздоравливали,
когда взирали на повешенного на дерево медного змия
(Числ. XXI, 6 — 9), так что змий этот был и помощью
для угнетенного бедствием народа, и вместе с тем знаком
смертью разрушенной, как бы ко кресту пригвожденной
смерти? Этого змия, сохраненного в память события,
потом, когда заблуждающийся народ начал его почитать
как идола, уничтожил к великой похвале за свое благочес-
тие царь Езекия, служивший Богу своею религиозною
властью (IV Цар. XVIII, 4).
416