Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
говорит: "Жертвы Ты не желаешь, — я дал бы ее; к
всесожжению не благоволишь. Жертва Богу дух сокрушен-
ный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь,
Боже" (Пс. L, 18, 19). Пророк говорит, что Бог жертвы
не желает, и в то же время показывает, что Он желает
жертвы: как же понимать это? Не желает Бог жертвы в
смысле закланного животного, но желает жертвы в смысле
сокрушенного сердца. Тем, чего, как говорит пророк, Бог
не желает, указывается на то, чего, как прибавляет пророк,
Он желает.
Таким образом, по словам пророка, Бог не желает
жертв в том смысле, в каком Он желает их по верованию
людей глупых, якобы ради Своего собственного удоволь-
ствия. Если бы Бог не хотел, чтобы эти жертвы, которых
Он желает, и одна из числа которых есть сокрушенное и
смиренное скорбью раскаяния сердце, обозначались жер-
твами, которых Он, как думают, желает для собственного
удовольствия; то, конечно, не заповедал бы в Ветхом
завете этих последних. И они потому и должны были в
известное и определенное время измениться, чтобы угод-
ными Богу или приятными Ему в нас считались не они,
а, напротив, те, прообразом которых они служили. Поэтому
Бог говорит словами другого псалма: "Если бы Я взалкал,
то не сказал бы тебе; ибо Моя вселенная и все, что
наполняет ее. Ем ли Я мясо волов, и пью ли кровь
козлов?" (Пс. XLIX, 12, 13). Он как бы так говорит:
"Ведь если бы все это было Мне необходимо, Я не стал
бы просить у тебя того, что находится в Моей власти".
Затем прибавляя, что означают такого рода жертвы, говорит:
"Принеси в жертву Богу хвалу, и воздай Всевышнему
обеты твои; и призови Меня в день скорби; Я избавлю
тебя, и ты прославишь Меня" (Пс. XLIX, 14, 15).
Подобным образом говорит Он и устами другого про-
рока: "С чем предстать мне пред Господом, преклониться
пред Богом Небесным? Предстать ли пред Ним со все-
сожжениями, с тельцами однолетними? Но можно ли
угодить Господу тысячами овнов или несчетными потоками
елея? Разве дам первенца моего за преступление мое и
плод чрева моего — за грех души моей?" О, человек!
411