Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
течением времени было взято многое из божественного
культа и стало употребляться для выражения почтения к
людям или в силу крайней уничиженности, или ради
пагубной лести; но так, однако же, что те, к кому все
это относилось, продолжали считаться людьми, хотя и
достойными почитания и благоговейногб уважения, или
даже, если им приписывалось слишком уж многое, и
обоготворения. Но приходил ли кто-нибудь к мысли, что
жертвы должны приноситься кому-либо, кроме того, кого
он или знал, или считал, или мыслил богом? А насколько
древне богопочитание, выражаемое в жертвах, это пока-
зывают два брата, Каин и Авель, из коих жертву старшего
Бог отверг, а жертву младшего принял.
Глава V
Но кто настолько безумен, что полагает, будто Бог
нуждается в том, что предлагается ему в жертвах? Божес-
твенное Писание свидетельствует об этом во многих местах;
чтобы не слишком распространяться, достаточно напомнить
следующие слова псалма: "Я сказал Господу: Ты Господь
мой; блага мои Тебе не нужны" (Пс. XV, 2). Поэтому
следует думать, что Бог не нуждается не только в животных
или вообще в каком-либо тленном и земном предмете,
но даже и в самой человеческой праведности, и что все
то, в чем выражается истинное почитание Бога, полезно
человеку, а не Богу. Не скажет же, конечно, никто, что
был полезен источнику, когда пил из него, или свету,
когда видел его. Если древними праотцами совершались
жертвоприношения животных, — о чем народ Божий
теперь только читает, но чего уже не делает, — это нужно
понимать так, что подобные жертвоприношения были
знаком того, в чем выражается наше желание быть в
общении с Богом и помогать ближнему в достижении той
же самой цели. Видимая жертва представляет собою таин-
ство, т. е. священный знак жертвы невидимой; поэтому
некто кающийся у пророка (или, возможно, это был сам
пророк), старающийся умилостивить Бога за свои грехи,
410