Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/410"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
а не суетились в своих умствованиях, не служили бы
отчасти причиной народных заблуждений, а отчасти не
робели бы возвысить свой голос против них, — они,
конечно, признали бы, что как те бессмертные и блаженные
существа, так равно и мы, смертные и злополучные, чтобы
могли быть бессмертными и блаженными, должны почитать
единого Бога богов, Который — Бог и для нас, и для
них.
Ему обязаны совершать или в некоторых таинствах,
или в себе самих то служение, которое по-гречески на-
зывается Алтрекх. Все мы вместе и каждый из нас в
отдельности составляем Его храм, так как Он удостоил
нас чести обитать и в согласии всех, и в каждом в
отдельности, не расширяясь в массе и не умаляясь в
единицах. Сердце наше — Его алтарь, когда оно возвы-
шается до Него. Его умилостивляем мы единородным Его
Священником; Ему приносим кровавые жертвы, когда
боремся за Его истину до смерти; Ему мы возжигаем
приятнейший фимиам, когда пред очами Его пламенеем
благочестивой и святой любовью; Ему посвящаем и воз-
вращаем Его дары в нас: наши воспоминания; Его бла-
годеяния освящаем празднествами и установленными дня-
ми, чтобы в свиток времен не проникало неблагодарное
забвение; Ему приносим жертву смирения и хвалы на
алтарь сердца огнем пламенной любви. Очищаемся от
всякой скверны грехов и злых вожделений и освящаемся
Его именем, чтобы видеть Его, как может быть Он видим,
и соединиться с Ним. Ибо Он — источник нашего
блаженства; Он — предел всех желаний. Избирая (eligentes),
а точнее (так как мы теряли Его по небрежению) —
вторично избирая (religentes) Его (откуда, говорят, и про-
исходит слово религия), мы стремимся к Нему любовью,
чтобы, достигнув, успокоиться; потому и становимся бла-
женными, что делаемся с достижением этой цели совер-
шенными. Ибо наше благо, относительно конечной цели
которого между философами существует великое разног-
ласие, состоит не в чем ином, как в том, чтобы быть
соединенными с Ним; в Его бестелесных объятиях, если
так можно выразиться, умная душа исполняется и опло-
408