Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
заповедует и Бог, и говорит, что они угодны Ему вместо
жертвоприношений или даже более, чем жертвоприноше-
ния. В силу такого словоупотребления благочестивым на-
зывается и сам Бог.
В обыденной речи, впрочем, греки не называют Его
euaepriv, хотя по большей части и угГотребляют слово
euaepeia в смысле милосердия. Поэтому в некоторых местах
Писания, чтобы яснее было видно различие, они пред-
почли употреблять термин не euaepeia, по своему смыслу
означающий благое почитание, а GeoasPeia, означающий
почитание Бога. Мы не можем одним словом передать
ни того, ни другого. Итак, что по-гречески называется
Xatpeia, а по-латыни переводится служением, но служе-
нием, которым мы почитаем Бога; или что по-гречески
называется GprioKeia, а по-латыни религией, но религией
в применении к Богу; или, наконец, что греки называют
GsoaePeia, но чего мы одним словом выразить не можем,
а можем назвать почитанием Бога, — все это мы считаем
обязательным только в отношении к Богу» Который есть
истинный Бог и своих почитателей делает богами. Итак,
кто бы ни были те бессмертные и блаженные существа,
которые пребывают в небесных обителях, они не должны
почитаться, если не любят нас и не желают нам блажен-
ства. Если же любят и желают нам блаженства, то желают,
конечно, нам быть блаженными от того же источника, от
которого блаженны и сами; или они блаженны от одного
источника, а мы — от другого?
Глава II
Относительно этого вопроса, впрочем, между нами и
этими превосходнейшими философами (платониками) су-
ществует полное согласие. Они вполне допускали и в
своих сочинениях различным образом развивали мысль,
что эти бессмертные и блаженные существа блаженны от
того же, от чего делаемся блаженными и мы, — от некое-
го отражения умного света, который для них есть Бог и
нечто иное, чем они, — света, которым они просвещаются
406