Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/405"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
КНИГА ДЕСЯТАЯ
Глава I
Каждому, кто способен так или иначе пользоваться
разумом, ясно, что все люди желают быть блаженными.
Но как только немощь смертных углубляется в исследование
вопроса о том, кто блажен или что делает его блаженным,
возникает много жарких споров. В этих спорах философы
истощили свое ученое рвение и извели свой досуг; излагать
эти споры и входить в их разрешение было бы и долго,
и бесполезно. Если читающий настоящую книгу помнит,
что мы сказали в восьмой книге относительно выбора
философов, с которыми можно было бы войти в обсуждение
вопроса о том, можем ли мы достигать блаженной пос-
мертной жизни посредством религиозного служения и
жертвоприношений единому Богу, или же посредством
служения многим богам, в таком случае для него нет
надобности повторять все это опять; если же он несколько
подзабыл, то может освежить свою память вторичным
прочтением упомянутой книги. Из числа всех философов
мы выбрали платоников, заслуженно пользующихся наи-
большей известностью как потому, что они в состоянии
были возвыситься до понимания того, что человеческая
душа, — хотя она безусловно и разумна, — не может
быть блаженной иначе, как только вследствие общения со
светом того Бога, Который создал мир и ее саму; так и
потому, что они не признавали возможным, чтобы того,
чего жаждут все люди, т. е. блаженной жизни, мог дости-
гать кто-либо, кто чистотой непорочной любви не при-
леплялся бы к единому высочайшему существу, которое
есть неизменяемый Бог.
Но и платоники, поддавшись ли суете и заблуждению
народов, или, как говорит апостол, осуетившись в своих
умствованиях (Рим. I, 21) полагали или хотели казаться
полагающими, что следует почитать многих богов; так что
некоторые из них даже думали, что божеские почести,
выражаемые в культе и жертвоприношениях, надлежит
403