Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
XLIX, 1). И в другом месте: "Славьте Бога богов" (Пс.
CXXXV, 2). А там, где говорится: "Страшен Он паче всех
богов" (Пс. XCV, 4), указывается далее, почему так сказано:
"Ибо все боги народов — идолы, а Господь небеса
сотворил"; т. е. имеются в виду те, которых язычники
считают богами. Под влиянием этого-то страха бесы гово-
рили Господу: "Ты пришел погубить нас!". В словах же:
"Бог богов" нельзя, конечно же, разуметь Бога бесов. То
же самое Писание богами именует и людей из числа
народа Божия. Поэтому под Тем, о Ком сказано: "Бог
богов", можно разуметь Бога именно таких богов.
Но нас могут спросить: если богами называются люди
потому, что они — из народа Божия, к которому Бог
говорил через ангелов или людей; то не тем ли более
достойны этого названия те бессмертные, которые наслаж-
даются блаженством, коего люди желают достигнуть почита-
нием Бога? На это мы можем ответить, что священное
Писание не случайно с большею ясностью богами называет
людей, чем этих бессмертных и блаженных, с которыми
сравниться нам обещано только по воскресении. Причина
в том, чтобы слабость веры не дерзнула кого-нибудь из
них, ввиду из превосходства, счесть богом для нас. В
отношении к человеку избежать этого нетрудно. Для того
с большей определенностью люди из народа Божия и
должны были быть названы богами, чтобы они знали и
твердо веровали, что их Бог есть Тот, о Коем сказано:
"Бог богов"; потому что хотя богами называются и те
бессмертные и блаженные, которые на небесах, однако не
называются богами богов, т. е. богами людей, живущих в
народе Божием. Поэтому и апостол говорит: "Ибо, хотя
и есть так называемые боги, или на небе, или на земле,
— так как есть много богов и господ много, — но у
нас один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него, и
один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им"
(I Кор. VIII, 5, 6).
Итак, нет смысла спорить о названии, когда само дело
настолько ясно, что не возбуждает ни малейшего сомнения;
но с одной оговоркой. Тех из числа этих блаженных
бессмертных, которые посылались, чтобы возвещать людям
401