Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/401"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
бодить предназначенных к Его царству, к вечно истинной
и истинно вечной славе.
Итак, Он дал узнать Себя демонам не тем, что Он
есть вечная жизнь и непреложный свет, просвещающий
благочестивых и очищающий сердца присущей ему верой;
а дал узнать Себя некоторыми временными проявлениями
Своей силы и знаками Своего таинственнейшего присут-
ствия, которые ангельским чувствам даже и злых духов
могли быть более ясны, чем человеческой слабости. При-
том, когда Он нашел нужным приостановить упомянутые
проявления Своей силы и скрыть Себя несколько более,
князь демонов усомнился в Нем и приступил к Нему с
искушением, выведывая, Христос ли Он, — настолько,
впрочем, насколько Он дозволил искушать Себя, дабы в
человеке, которого представлял Собою, дать нам пример
для подражания. После же этого искушения, когда, как
написано, служили Ему ангелы, —ангелы, конечно, добрые
и святые, и потому для нечистых духов страшные и
ужасные, — Он более и более давал узнавать Себя демонам
величием Своим, так что ни один из них не осмеливался
противиться велениям Его; хотя слабость плоти в Нем
могла бы, по-видимому, возбуждать презрение.
Глава XXII
Для добрых ангелов всякое знание телесных и временных
вещей, которым кичатся демоны, не имеет значения; это
не потому, что они этих вещей не знают, а потому, что
им дорога любовь Божия, которой они освящаются. Перед
бестелесной, непреложной и невыразимой красотою Бога,
святою любовью к Которому они пламенеют, они считают
маловажным все, что ниже ее и что не она, в том числе
даже и самих себя; так что они, поскольку добры, на-
слаждаются лишь тем благом, которое делает их добрыми.
Но поэтому они лучше знают и это временное и измен-
чивое; ибо в Слове Божием, Которым сотворено все, они
созерцают те основные причины, по которым одно одоб-
ряется, другое отвергается и все упорядочивается.
399