Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
оказания помощи! Соприкасается же земля с лучами солн-
ца и луны, и света их не оскверняет.
Глава XVII
Удивляюсь, впрочем, как такие ученые люди, по мнению
которых все телесное и чувственное должно быть постав-
лено ниже бестелесного и идеального, толкуют о телесных
соприкосновениях, когда говорят о блаженной жизни. Как
примирить это с известными словами Плотина: "Нужно
бежать в возлюбленнейшее отечество, где Отец и где все"?
"Каким же кораблем, — прибавляет он, — какой повозкой
ехать туда? Нужно стать подобным Богу"*. Итак, если
каждый тем ближе становится к Богу, чем более делается
подобным Ему, то отдаление от Него есть ничто иное,
как несходство с Ним. Непохожею же на бестелесное,
вечное и блаженное душа человеческая делается тем более,
чем более прилепляется к временным и преходящим вещам.
Чтобы исцелиться от этого, нам нужен посредник; потому
что присущей высочайшему бессмертной чистоте не может
соответствовать смертное и нечистое, присущее низшему.
Но посредник нужен не такой, который хотя бы тело
имел и бессмертное и близкое к высшим существам, но
имел бы больной дух, подобный существам низшим —
эта болезненность побудила бы его скорее позавидовать
нашему исцелению, чем помочь нашему выздоровлению.
Нужен такой Посредник, Который, приобщившись нам
смертностью тела, по бессмертной праведности Духа, устра-
няющей в отношении к высочайшему значение расстояния
мест и придающей значение только превосходству подобия,
* "Отечество наше гам, откуда мы пришли, и Отец наш гам.
Итак, каков же путь, каково бегство? Не ногами нужно совершать
его, ибо ноги всюду переносят нас лишь с одной земли на другую,
и не нужно готовить повозку с лошадьми или корабль, но следует
оставить все это и, будто закрыв глаза, заменить телесное зрение и
пробудить зрение духовное, которое имеется у всех, но пользуются
которым немногие". Плотин. Эннеады. "О прекрасном" (I, 6, 8).
395