Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава XV
Если же люди, доколе они смертны, необходимо и
злополучны, что гораздо правдоподобнее, то нужно искать
такого Посредника, Который был бы не только человеком,
но и Богом, чтобы блаженная смертность этого Посредника
могла возвести людей от смертного злополучия к блажен-
ному бессмертию. Он должен был и сделаться смертным,
и в то же время остаться не-смертным. И Он сделался
смертным не потому, что божественность Слова лишилась
силы, а потому, что принял на Себя слабость плоти; но
и во плоти Он не остался смертным, а воскресил ее из
мертвых: потому что посредничество Его принесло именно
те плоды, что сами смертные, ради освобождения которых
Он сделался Посредником, не остались в постоянной
смерти, хотя и облечены плотью. Для этого Посреднику
между нами и Богом и надлежало иметь преходящую
смертность и пребывающее блаженство, чтобы через пре-
ходящее уподобиться подлежащим смерти, а через пребы-
вающее возвести от мертвых. Поэтому добрые ангелы не
могут быть существами, занимающими середину между
злополучными смертными и блаженными бессмертными,
ибо сами они и блаженны, и бессмертны; но могут быть
такими ангелы злые, так как они бессмертны с блаженны-
ми и злополучны со смертными. Противоположность им
представляет благой Посредник, Который, в отличие от
их бессмертия и злополучия, соблаговолил быть на время
смертным и при этом остаться вечно блаженным, и, таким
образом, уничижением Своей смерти и благостью Своего
блаженства ниспроверг этих бессмертно-гордых и злопо-
лучно-вредных духов, дабы они тщеславием бессмертия не
прельщали к злополучию, — ниспроверг в тех, сердца
коих освободил от их нечистейшего господства, очистив
верою в Себя.
Итак, что же должен избрать смертный и злополучный,
поставленный вдали от бессмертных и блаженных, чтобы
достигнуть бессмертия и блаженства? То, что могло бы
привлекать его в бессмертии демонов, бедственно, а что
могло бы оскорблять в смертности Христа, — того более
390