Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/391"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
разделяют с богами, и ничего подобного — со смертными
и злополучными людьми, то не скорее ли они отдаляются
от людей и сближаются с богами, чем остаются средними
между теми и другими? Средними существами они были
бы в том случае, если бы имели, как свои собственные,
два таких признака, которые были бы не оба либо
признаками богов, либо людей, а один — признаком
богов, другой — признаком людей, подобно тому, как
человек есть среднее (существо) между животными и
ангелами; так как животное есть существо неразумное и
смертное, а ангел — разумное и бессмертное, то человек
есть существо среднее, низшее по сравнению с ангелами
и высшее по сравнению с животными, разделяя с живо-
тными смертность, а с ангелами разум, т. е. представляя
собою существо разумно-смертное. Итак, если мы ищем
существо среднее между бессмертно-блаженными и смер-
тно-злополучными, то должны искать такое, которое было
бы или смертно-блаженным или бессмертно-злополучным.
Глава XIV
Но может ли человек быть и блаженным, и смертным
— вопрос спорный. Одни смотрят на настоящее свое
положение униженно и не допускают, чтобы человек мог
быть способным к блаженству, пока живет в условиях
смертной жизни. Другие, напротив, превозносят себя и
осмеливаются утверждать, что смертные, обладая муд-
ростью, могут быть блаженными. Если бы это было так,
то почему не они — существа, посредствующие между
смертными злополучными и бессмертными блаженными,
так как разделяют с бессмертными блаженными блаженст-
во, а со смертными злополучными — смертность? Ведь
если они блаженны, то, конечно, не завидуют никому
(ибо что злополучнее зависти?) и, насколько могут, со-
действуют злополучным смертным в приобретении бла-
женства, дабы последние после смерти смогли стать бес-
смертными и соединиться с бессмертными и блаженными
ангелами.
389