Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
ние, склоняются и ниспадают к низшим? Можно, впрочем,
и при этих признаках представлять их существами сред-
ними следующим образом: из пяти указанных Апулеем
признаков один, т. е. воздушное тело, принадлежит им
как их отличительный признак (подобно тому, как высшие
существа, боги, и низшие, люди, имеют? в свою очередь,
по одному отличительному: боги — эфирное тело, люди
— тело земное); два же общи у них с остальными, а
именно — что они существа по роду животные, а по уму
разумные. Ибо и т сам Апулей, говоря о богах и людях,
замечает: "Вы имеете, таким образом, два рода животных".
Богов же они обыкновенно представляют не иначе, как
существами разумными. Остальные же два признака: что
демоны суть существа по душе подверженные страстям, а
по времени — вечные, из которых один они разделают
с существами низшими, и другой — с высшими, дают
им среднее положение, уравновешивая его так, что оно
не поднимается до высшего и не ниспадает в низшее. А
это и есть злополучная вечность или вечное злополучие
демонов. Ибо тот, кто говорит, что демоны — существа
"по душе подверженные страстям", тот говорит по сути
и то, что они — существа "злополучные"? С другой
стороны, поелику (как признают это и они сами) мир
управляется провидением высшего Бога, а не слепым
случаем, то злополучие демонов никогда не было бы
вечным, если бы не была велика их злоба.
Итак, если блаженные правильно называются eu5ainove£,
то демоны, которых они помещают между людьми и
богами, не суть eo6ai^ove£. Какое же место принадлежит
добрым демонам, которые, будучи выше людей и ниже
богов, первым бы помогали, а последним служили? Ведь
если они добры и вечны, они, конечно, и блаженны. А
вечное блаженство поднимает их выше существ средних,
потому что слишком уравнивает их с богами и слишком
отделяет от людей. Отсюда, если добрые демоны бессмертны
и блаженны, то их попытки доказать, что они могут быть
существами средними между бессмертными и блаженными
богами и смертными и злополучными людьми, напрасны.
Ибо если то и другое, т. е. блаженство и бессмертие, они
388