Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
его духа. Тем не менее, о том, что поступок его был
скорее великим, чем добрым, свидетельствует сам Платон,
которого он читал: вне всякого сомнения, Платон сам
или поступил бы таким же образом, или, по крайней
мере, предписал бы поступать так, если бы не придер-
живался того мнения, что с точки зрения ума, созерцающего
бессмертие души, так делать не следует, и даже более
того, следует воспрещать подобное.
Говорят, что многие-де умерщвляли себя, чтобы не
попасть в руки врагов. Но мы рассуждаем не о том,
почему это делалось, а о том, следует ли так делать. Ибо
здравый разум предпочтительнее сотни примеров. Впрочем,
с ним согласны и примеры, но только такие, которые
куда более достойны подражания, ибо выше по благо-
честию. Не делали так ни патриархи, ни пророки, ни
апостолы. И сам Христос, Господь наш, заповедуя апос-
толам в случае гонения на них в одном городе бежать в
другой (Мф. X, 23), мог повелеть, чтобы они предавали
себя смерти, дабы не попасть в руки преследователей. Но
так как Он не заповедовал, чтобы таким образом пере-
селялись к Нему из этой жизни те, коим Он обещал
обители вечные (Иоан. XIV, 2), то какие бы примеры
люди, не верующие в Бога, нам ни противопоставляли,
ясно, что чтущим единого истинного Бога делать так
непозволительно.
Глава XXIII
Впрочем, и им, кроме Лукреции, о которой, как кажется,
выше мы сказали достаточно, нелегко указать на человека,
авторитет которого предписывал бы (самоубийство), за
исключением разве умертвившего себя в Утике Катона;
это не потому, что он один поступил так, а потому, что
считался человеком мудрым и добрым настолько, что были
все основания думать: такой человек не мог поступить
неправильно. Что прежде всего сказать о его поступке,
как не то, что его друзья, среди которых было немало
людей ученых, благоразумно уговаривали его не делать
37