Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/385"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Глава IX
Итак, что же это за посредники между богами и людьми,
— посредники, с помощью которых люди должны искать
себе благоволение богов, — когда они вместе с людьми
имеют худшим то, что в животных есть наилучшее, т. е.
душу, а вместе с богами лучшим то, что в животных
составляет худшее, т. е. тело? Ведь если животное, т. е.
существо одушевленное, состоит из тела и души, а из
этих двух душа лучше тела; если душа, даже порочная и
слабая, лучше самого здорового и крепкого тела, потому
что превосходнейшая природа души от грязи пороков не
становится ниже тела, подобно тому, как и запачканное
золото ценится дороже, чем самое чистое серебро или
свинец; то эти посредники между богами и людьми, с
помощью которых человеческое соединяется с божествен-
ным, оказываются разделяющими с богами вечное тело,
а с людьми — порочную душу; как-будто религия, которая
должна, по их представлениям, соединять людей с богами
через посредство демонов, заключается в теле, а не есть
дело души! Да, наконец, вследствие какого непотребства
или в наказание за что эти лживые и обманчивые пос-
редники висят, так сказать, головою вниз, так что низшую
часть животного, т. е. тело, разделяют с высшими себя,
а высшую часть, т. е. душу, с низшими, — с небесными
богами соединены частью рабствующей, а частью господ-
ствующей разделяют бедствия с земными людьми?
Ибо тело — раб, как говорит Саллюстий: "Повелева-
ющее в нас — душа, подчиняющееся же — тело"*.
Саллюстий прибавляет к этому: "Одно у нас общее с
богами, а другое — с бессловесными животными"; но
прибавляет потому, что говорит о людях, которые, подобно
бессловесным животным, имеют тело. Демоны же, которых
философы поставили между людьми и богами в качестве
посредников, хотя и могут сказать о душе и теле: "Одно
у нас общее с богами, а другое — с людьми", но, будучи,
как я сказал, как бы перевернутыми и подвешенными
* Sallust. de Catilinac conjurat.
13 3ак. 3597
383