Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/383"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
сказано поэтами близко к истине. Ибо подобные вещи
говорили они о тех, которые, как выражается он, при
подобном человеческому движении сердца и колебании
ума, испытывают все страстные волнения, связанные с их
помыслами, так что могут любить и ненавидеть не в силу
справедливости, а по пристрастию, как похожие на них
народные партии на зрелищах любят и ненавидят бойцов
со зверьми и возниц. Очевидно, философ-платоник хло-
потал о том, чтобы кто-нибудь не подумал, будто подобные
вещи, когда они воспеваются поэтами, творятся не демо-
нами-посредниками, а самими богами, имена которых
поэты употребляют вымышленно.
Глава VIII
Впрочем, достаточно обратить внимание на само опре-
деление, какое он дает демонам (а определяя, он обнимает
их, конечно, всех), когда говорит, что демоны по роду
животные, по душе — подвержены страстям, по уму —
разумны, по телу — воздушны, по времени — вечны. В
числе этих пяти признаков он не указал решительно ни
одного, который можно было бы признать общим у демонов
только с людьми добрыми, но которого не было бы у
злых. Когда же он несколько более подробно описывает
людей (о них он говорит в своем месте, как о существах
низших и земных, после того, как сказал о богах небесных,
чтобы, описав эти два крайние класса, высший и низший,
в третьем месте сказать о существах средних, о демонах),
он говорит: "Итак, землю населяют люди, одаренные
разумом, обладающие даром слова, бессмертные по душе,
но со смертными членами, с умом легким и беспокойным,
с телами грубыми и тленными, с нравами различными, с
заблуждениями одинаковыми, с упорной смелостью, с
упрямой надеждой, с трудом бесполезным, с счастьем
изменчивым; смертные поодиночке, они постоянно пре-
бывают в целом своем роде, преемственно изменяясь в
новых и новых поколениях; век их скоротечен, мудрость
тупа, смерть быстра, жизнь возбуждает сожаление".
381