Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/382"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Глава VII
Кто-нибудь, возможно, возразит, что не из числа всех
вообще демонов, но только из числа демонов злых поэты,
не слишком уклоняясь от истины, измышляют богов,
любящих или ненавидящих тех или иных людей; что о
них-то и говорит Апулей, что они й* колебании ума
испытывают все страстные волнения, связанные с их
помыслами. Но как мы можем принять подобное толко-
вание, когда, говоря это, он описывал посредническую
между богами и людьми роль не отдельных демонов, а
всех вообще, благодаря воздушным телам их? Ведь, по
его словам, вымысел поэтов состоит в том, что они из
числа этих демонов делают богов, дают им имена богов
и по необузданному поэтическому своеволию приставляют
их, к кому хотят, в качестве друзей и врагов; тогда как
богов представляют чуждыми таких демонских нравов и
по их местожительству — небу, и по полноте блаженства.
Значит, измышление поэтов состоит в том, что они
называют богами тех, кто не боги, и представляют их под
именами богов спорящими между собою из-за людей, к
которым они пристрастны, любя их или ненавидя. Тем
не менее, он говорит, что измышление это недалеко от
истины; потому что, назвав именами богов не богов, они
описывают демонов такими, каковы они на самом деле.
Из числа таких, по его словам, была известная гоме-
ровская Минерва, принимавшая участие в посреднических
собраниях греков для удержания Ахиллеса. Что то была
Минерва, это, по его мнению, поэтический вымысел;
потому что Минерву он считает богиней и отводит ей
место среди богов (которые, на его взгляд, все добры и
блаженны) в области высшего эфира, вдали от смертных.
Но что какой-нибудь из демонов покровительствовал гре-
кам, а троянцам вредил, а другой, упоминаемый поэтом
под именем Венеры или Марса (не делавших ничего
подобного и помещаемых Апулеем в небесных обителях),
оказывал помощь троянцам против греков, и что эти
демоны вступали между собою в борьбу за тех, кого любят,
против тех, кого ненавидят, — это, по его признанию,
380