Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/380"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
ведь часто порицают и милосердие; но было бы во много
раз почтеннее, если бы вышеупомянутый стоик был тронут
милосердием к человеку, нуждающемуся в помощи, нежели
поддался страху перед кораблекрушением.
Гораздо лучше, человечнее и куда сообразнее с благо-
честивыми чувствами высказывается Цицерон в похвале
Цезарю, когда говорит: "Из всех твоих'добродетелей нет
ни одной, которая была бы удивительнее и привлекательнее
твоего милосердия"*. А что такое милосердие, как не
своего рода сострадание нашего сердца к чужому несчастью,
— сострадание, вынуждающее нас оказывать посильную
помощь? Подобное (сердечное) движение подчиняется разу-
му, когда милосердие проявляется с сохранением спра-
ведливости: когда или подается помощь нуждающемуся,
или оказывается прощение раскаивающемуся. Цицерон,
этот превосходный оратор, безо всякого колебания называет
его добродетелью, между тем как стоики не стыдятся
считать пороком: хотя (как это известно из книги зна-
менитого стоика Эпиктета, написанной в духе Зенона и
Хризиппа, самых известных представителей стоической
школы) и они допускают такого рода страсти в душе
мудрого, которого стараются представить свободным от
всех пороков. Отсюда следует, что и стоики не считают
их пороками, когда они возникают в мудром, не располагая
его ни к чему противному умственной доблести и разуму,
и что и у перипатетиков или платоников, и у стоиков
мнение одно и то же; но как замечает Туллий**, тяга к
словопрениям издавна делает греков страстными люби-
телями скорее споров, чем истины.
Впрочем, это еще не разрешает вопроса о том, не
относится ли к несовершенству настоящей жизни то, что
мы даже и во всех добрых своих действиях испытываем
подобного рода душевные движения? Святые ангелы не
испытывают, например, ни гнева, когда наказывают тех,
которые подлежат наказанию с их стороны в силу вечного
божественного закона, ни сострадания, когда являются на
* Orat. pro Ligario.
** In I dc Oratore.
378