Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/38"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
он будет возвращаться победителем с войны (Суд. XI). И
Самсон оправдывается в том, что похоронил себя с гостями
под развалинами дома именно потому, что сделать так
повелел ему тайно Дух, который творил через него чудеса
(Суд. XVI). Итак, за исключением тех, кому повелевает
убивать или правосудный закон, или непосредственно сам
Бог, источник правосудия, всякий, кто убивает себя ли
самого, или кого иного, становится повинным в челове-
коубийстве.
Глава XXII
И если совершившие это над самими собой могут
порою вызывать удивление величием своего духа, то их
никак нельзя при этом похвалить за благоразумие. Хотя,
если всмотреться в дело внимательнее, окажется, что и
величие духа не стоит усматривать в том, когда кто-либо
убивает себя лишь потому, что не в состоянии перенести
или какие-нибудь житейские трудности, или чужие грехи.
В самом деле, если наиболее слабым считается тот ум,
который бывает не в силах перенести или грубого рабства,
коему подвергается его тело, или невежественного мнения
толпы, то наиболее великим по справедливости должен
быть назван тот дух, который в состоянии скорее вынести
бедственную жизнь, чем бежать от нее, и который, пребывая
в чистоте и безупречности совести, презирает людское
мнение, в особенности же мнение толпы, как правило
превратное. Поэтому, если бы величие духа можно было
усмотреть в том, что человек причиняет смерть самому
себе, то это величие прежде всего было бы видно в
Клеомброте; говорят, что прочитав сочинение Платона, в
коем рассуждается о бессмертии души, он бросился со
стены и таким образом перешел из этой жизни в ту,
которую счел лучшей. В самом деле, его не удручало ни
что-либо бедственное, ни преступное, истинное или ложное,
чего он не мог бы перенести и потому вынужден был
себя умертвить; но в принятии им смерти и в разрушении
сладких оков настоящей жизни проявилось только величие
36