Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
в том, точнее ли эти вещи называть благами, когда и
стоик бледнеет и пугается не менее, чем перипатетик,
ввиду опасности потерять то, что не одинаково с послед-
ним называет, но одинаково с ним ценит? Ведь оба они,
если бы угрожающая этим благам или выгодам опасность
понуждала их к бесчестному или злодейскому поступку,
так что иначе они не могли бы сохранить их, — оба
они, конечно, сказали бы, что предпочитают скорее ли-
шиться того, что служит к поддержанию природы тела в
целости и сохранности, нежели совершить то, что было
бы нарушением справедливости. Таким образом ум, в
котором твердо держится подобное понятие, не допускает
никаким волнениям, хотя бы они и возникали в низших
частях души, иметь над собою преобладающую силу вопреки
разуму; напротив того, он сам господствует над ними и
своим несочувствием, а еще более — сопротивлением им,
устанавливает царство добродетели. Таким описывает Энея
и Вергилий, когда говорит:
Слезы напрасные льются, но ум остается спокойным*.
Глава V
В данном случае нет необходимости подробно и обсто-
ятельно показывать, как учит об этих страстях божественное
Писание, содержащее в себе христианское учение. Ум оно
подчиняет управлению и руководству Бога, а страсти —
ограничению и обузданию ума, чтобы они обращались на
пользу справедливости. Кроме того, мы ставим вопрос не
о том, гневается ли ум благочестивый, печалится ли,
страшится ли, а о том, что возбуждает его гнев, что
вызывает его печаль, чего он страшится. Я не знаю, станет
ли кто-нибудь после здравого размышления порицать его
за то, что он гневается на грешника, чтобы исправить
его, печалится о несчастном, чтобы помочь ему, страшится
за находящегося в опасности, чтобы он не погиб? Стоики
* Virg. Aeneid. IV.
377