Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/375"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
по которому он считает их существами разумными, не
напоенный и не укрепленный добродетелью, не только не
оказывает никакого сопротивления неразумным душевным
страстям, но и сам подвержен своего рода бурным вол-
нениям, как это свойственно умам глупым. Вот подлинные
слова его: "По большей части из этой толпы демонов, —
говорит он, — поэты, и не без основания, имеют обык-
новение выводить в своих сочинениях богов как пылающих
ненавистью, так и дружественно расположенных к неко-
торым людям; этих они делают счастливыми и возвышают,
а тех теснят и унижают. Они и милуют, и негодуют, и
печалятся, и радуются, и переживая всяческие состояния
человеческого духа, при похожем движении сердца и
колебании ума, испытывают страстные волнения, связанные
с их помыслами. Все эти тревоги и бури совершенно
чужды богам небесным"*.
Оставляют ли эти слова хотя бы малейшие сомнения
относительно того, что не какие-нибудь низшие душевные
способности, а сами умы демонов, благодаря которым они
суть существа разумные, волнуются, по словам Апулея,
вихрем страстей, подобно бурному морю? Их нельзя срав-
нивать даже с мудрыми людьми, которые, хотя по условиям
настоящей жизни и терпят такого рода душевные волнения,
так как от них не может быть свободной человеческая
немощь, однако сопротивляются им своим невозмутимым
умом, не соглашаясь под их влиянием одобрить или
совершить что-либо такое, что уклонилось бы от пути
мудрости и закона правды. Их можно сравнить с людьми
глупыми и несправедливыми (чтобы не сказать, что они
еще хуже их, поскольку старее и неисправимее в силу
тяготеющего над ними наказания), на которых они похожи
не телами, а нравами; будучи подверженными, как выра-
жается Апулей, волнениям своего ума, они ни одной из
сторон своего духа не утверждаются на истине и добро-
детели, с помощью которых могли бы противостоять
мятежным и превратным возбуждениям духа.
* Apul. de Deo Socratis.
373