Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/371"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
представляют собою выражение почитания памяти о них,
но не богослужение или жертвоприношение мертвым, как
богам.
Некоторые, впрочем, приносят туда даже кушанья. Хотя
лучшие из христиан не делают этого, а во многих странах
и вовсе нет такого обычая; однако и те, которые это
делают, когда приносят их, молятся и берут назад, чтобы
питаться ими или поделиться с нуждающимися, — делают
это с мыслью, что они получают там освящение заслугами
мучеников во имя Господа мучеников. Никто не признает
это жертвоприношением мученикам, кто знает, что и там
совершается одно и единственное христианское жертво-
приношение. Итак, мы не чтим своих мучеников ни
божественными почестями, ни человеческими преступ-
лениями: мы не совершаем им жертвоприношений, не
обращаем в их культ их же постыдных дел.
Об Исиде же, жене Осириса, богине египетской, и о
родителях ее, которые все, по описаниям, были царями
(когда она приносила этим родителям жертву, то нашла
место, заросшее ячменем, и показала колосья его своему
мужу, царю, и его советнику, Меркурию; поэтому ее
считают еще и Церерой), сколько передается дурного, и
уже не поэтами, а мистическими сочинениями египтян,
как писал о том, со слов жреца Льва, Александр своей
матери Олимпиаде! Пусть, кто хочет и может, прочитает,
а кто читал, пусть припомнит и судит сам, каким мертвым
людям и за какие дела их был установлен культ, как
богам. Пусть же не смеют они, хоть и считают их богами,
сравнивать их в каком-либо отношении с нашими муче-
никами, которых мы, однако же, богами не считаем. Как
не установили мы своим мучениками священников и не
совершаем им жертвоприношений (потому что это — дело
неприличное, недолжное и недозволенное, и обязательно
только в отношении к единому Богу), так и не забавляем
их ни их преступлениями, ни гнуснейшими играми, в
которых язычники представляют или действительные пос-
тыдные дела своих богов, если они были людьми и
совершали их, или вымышленные забавы демонов, если
людьми они не были.
369