Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
что египтяне называют их святыми животными и каждый
в отдельности город чтит души тех, кого обоготворили
при жизни, так что и живет по их законам, и называется
их именем". Чем же вызвано это своего рода слезное
челобитие, что страна Египетская, святейшая-де отчизна
капищ и храмов, должна будет переполниться гробами
мертвых? Ведь лживый дух, по внушению которого Гермес
все это говорил, вынужден был его же собственными
устами признаться, что и в то время страна эта была уже
переполнена фобами и мертвыми, которых почитали как
богов! Но устами Гермеса говорила скорбь демонов, которые
сокрушались ввиду угрожавших им казней в зданиях,
посвященных памяти святых мучеников. Ибо во многих
местах этого рода они испытывают мучения, выдают себя
и изгоняются из человеческих тел, которыми прежде
владели.
Глава XVII
Впрочем, и самим этим мученикам мы не воздвигаем
храмов, не устанавливаем священств, богослужений и жер-
твоприношений, потому что не их самих, а Бога их считаем
своим Богом. Чтим, действительно, память их, как святых
Божьих людей, которые сражались за истину до смерти
телесной, чтобы провозвестить истинную религию, обличив
ложные и вымышленные культы; что, хотя и понималось
некоторыми прежде, но из страха скрывалось. Но слышал
ли кто-нибудь из верных, чтобы священник, стоя пред
алтарем, построенным даже в честь и почитание Божие
над святым телом мученика, говорил в своих молитвах:
"Тебе, Павел (или Петр, или Киприан) приношу жертву?"
Перед памятниками их совершается приношение Богу,
Который сделал их и людьми, и мучениками, и соединил
в небесной чести со святыми своими ангелами, — совер-
шается для того, чтобы таким празднованием и возблаго-
дарить истинного Бога за их победу, и себя, памятуя о
них, возбудить к подражанию их подвигам и победам,
призвав того же Бога на помощь. Соответственно этому,
все знаки усердия благочестивых людей к местам мучеников
368