Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
же, слыша заповедь "не убивай", мы станем считать
преступлением выкорчевывание куста и согласимся с за-
блуждениями манихеев? Итак, если мы, отвергнув эти
бредни, читая заповедь: "Не убивай", согласимся, что в
ней идет речь не о растениях, ибо ни одно из них не
обладает чувствами, и не о неразумных животных, лета-
ющих, плавающих, ходящих или ползающих, ибо они не
могут входить в общение с нами по разуму, который им
не дано иметь наравне с нами, почему их жизнь и смерть,
по правосуднейшему распоряжению Творца, служат к нашей
пользе, то заповедь "не убивай" остается понимать в
приложении к человеку: не убивай ни другого, ни самого
себя. Ибо кто убивает себя, убивает именно человека.
Глава XXI
Впрочем, тот же самый божественный авторитет допус-
кает и некоторые исключения из запрета убивать человека.
Но это относится к тем случаям, когда повелевает убивать
сам Бог, или через закон, или же особым относительно
того или иного лица распоряжением. В этом случае не
тот убивает, кто обязан служить повелевшему, как и меч
служит орудием тому, кто им пользуется. И поэтому
заповеди "не убивай" отнюдь не преступают те, которые
ведут войны по велению Божию или, будучи в силу Его
законов, т. е. в силу самого разумного и правосудного
распоряжения, представителями общественной власти, на-
казывают злодеев смертью. И Авраам не только не уко-
ряется в жестокости, а напротив, восхваляется за благо-
честие потому, что хотел убить сына своего не как злодей,
а повинуясь воле Божией (Быт. XXII). Справедливо также
ставится вопрос, не следует ли считать божественным
повелением то, что Иеффай убил вышедшую ему навстречу
Дочь, так как он дал обет принести в жертву Богу то,
что первым выйдет ему навстречу из ворот дома его, когда
* В переводах, которыми пользовался Августин, написано: "Вино-
град их убил градом".
35