Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/369"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
понять, что как бога чтили мертвого в том месте, где
был его гроб, обманываясь сам и обманывая других, будто
он возвратился на небо.
Присоединяя к этому другой пример, он говорит далее:
"А Гермес, от которого, как от деда, получил я свое имя?
Обосновавшись в соименной себе отчизне, не подает ли
он помощи и спасения всем, с разных сторон приходящим
туда смертным?" Этот старейший Гермес, т. е. Меркурий,
которого он называет своим дедом, считается пребывающим
в Гермополисе, т. е. в городе, носящем его имя. Таким
образом, он называет людьми двух богов, Эскулапа и
Меркурия. О Эскулапе то же самое думают и греки, и
латиняне; Меркурия же многие не считают смертным,
однако Гермес уверен, что он был его дедом. Но, может
быть, был и иной Меркурий, известный под тем же
именем? Я не намерен в данном случае вступать в полемику:
тот ли это был, или иной; но и этот, подобно Эскулапу,
сделался богом из человека по свидетельству его же внука
Трисмегиста, пользующегося у своих таким большим авто-
ритетом.
Затем он прибавляет: "Мы знаем, как много добра
делает жена Осириса, Исида, когда она благосклонна, и
как много причиняет вреда, когда бывает разгневана".
Далее он дает понять, что, по его мнению, демоны,
которых сильно заблуждающиеся, неверующие и неблаго-
честивые люди вложили посредством изобретенного ими
искусства в статуи (потому что делавшие таких богов
никоим образом не могли сотворить душ), состояли из
душ умерших людей; ибо, чтобы показать, что Исида и
Осирис были богами из рода тех, которых посредством
подобного искусства делают люди, он после приведенных
мною слов об Исиде, что она много причиняет вреда,
когда бывает разгневана, тотчас же прибавляет: "Ибо богам
земным и принадлежащим миру естественно гневаться, так
как они созданы людьми и составлены из той и другой
природы".
Говоря "из той и другой природы", он разумеет — из
души и тела, так что душою служит демон, телом —
статуя. "От этого произошло то, — продолжает он, —
367