Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/366"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
посредниками между богами, созданными Богом, и людьми,
тем же Богом сотворенными, с одной стороны, представ-
ляющими молитвы, с другой, передающими дары (об этом
мы сказали уже достаточно и показали, до какой степени
все это несообразно и нелепо). Действительно, было бы
крайней глупостью думать, будто боги, сделанные людьми,
у богов, которых создал Бог, могли иметь большую силу,
чем какую имеют сами люди, которых создал тот же
самый Бог. Демон, привязанный человеком посредством
нечестивого искусства к статуе, делался, пожалуй, богом,
но богом — для этого именно, а не для всякого человека.
Да и каков был этот бог, которого сделал человек заблуж-
дающийся, неверующий и отвратившийся от истинного
Бога?
А если почитаемые в храмах демоны, введенные каким-
то неведомым мне искусством в изображения, т. е. в
видимые статуи, людьми, сделавшими посредством этого
искусства богов потому, что удалились и отвратились от
культа религии божественной, — если такие демоны не
суть посредники между людьми и богами, как по причине
их крайне дурных и постыдных нравов, так и потому, что
люди, хотя и заблуждающиеся, неверующие и отвратив-
шиеся от культа и божественной религии, без всякого
сомнения лучше тех, кого посредством искусства своего
сделали богами: то остается заключить, что если они имеют
какую-нибудь силу, имеют ее как демоны, то под видом
благодеяния приносят вред, или обольщая, или открыто
причиняя зло. Но и в этом отношении они имеют силу
лишь тогда и настолько, когда и насколько дозволяет им
то высочайшее и таинственное провидение Божие; но во
всяком случае не потому, что в качестве посредников
между людьми и богами они имеют большое значение
для людей. Ибо они решительно не могут состоять в
дружбе с теми добрыми богами, которых мы называем
ангелами и представляем творениями разумными и святыми
небожителями, каковы: Престолы, Господства, Начала, Си-
лы; своими душевными расположениями они так же далеки
от последних, как далеки пороки от добродетелей, злость
от доброты.
364