Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Божий по всей земле. Отсюда и получил свое надписание
упомянутый псалом, в котором говорится: "Воспойте Гос-
поду песнь новую; воспойте Господу, вся земля! Пойте
Господу, благословляйте имя Его, благовествуйте со дня
на день спасение Его! Возвещайте в народах славу Его,
во всех племенах чудеса Его! Ибо велик Господь и
достохвален, страшен Он паче всех богов. Ибо все боги
народов — идолы, а Господь небеса сотворил" (Пс. XCV,
1 — 5).
Итак, скорбевший о том, что наступит время, когда
уничтожится культ идолов и господство над почитателями
их демонов, выражал вместе с тем по внушению злого
духа и желание, чтобы не прекращался никогда этот плен,
по миновании которого псалом возвещает созидание дома
по всей земле. Гермес предсказывал это со скорбью; пса-
лом предвозвещал с восторгом. А так как победа была на
стороне Духа, предвозвещавшего это через святых проро-
ков, то и сам Гермес удивительным образом вынужден
был сознаться, что все это, уничтожения чего он не желал
и разрушение чего оплакивал, установлено не благора-
зумными, верующими и благочестивыми людьми, а за-
блуждающимися, неверующими и отвращающимися культа
божественной религии. Хотя он и называет их богами,
тем не менее, говоря, что они созданы такими людьми,
какими мы ни в коем случае быть не должны, волей-не-
волей дает понять, что их не следует почитать тем, кто
несхож с создавшими их, т. е. людям благоразумным,
верующим и благочестивым; и, вместе с тем, показывает,
что эти создавшие их люди сами же были виновны в
том, что приняли за богов таких, которые богами не бы-
ли. Ибо истинны пророческие слова: "Может ли человек
сделать себе богов, которые впрочем не боги?" (Иер. XVI,
20).
Но хотя Гермес и назвал их богами, богами таких и
от таких искусственно созданными; т. е. хотя и представ-
лял созданных людьми богов демонами, прикованными
посредством какого-то, уж и не знаю какого, искусства
своими страстями к идолам: однако не усвоил им того,
что усвояет им платоник Апулей, который представлял их
363