Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/363"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
"немножко заблуждались", и потому изобрели это искусство
делать богов; или нашел ли он достаточным сказать просто
— "заблуждались", без прибавления — "сильно заблуж-
дались"? Итак, искусство делать богов изобретено этим
сильным заблуждением и неверием людей, питавших отвра-
щение к культу и божественной религии. И, однако же,
предстоящее падение этого человеческого искусства творить
богов, изобретенного сильным заблуждением, неверием и
отвращением души от культа и божественной религии, сей
ученый муж оплакивает, как падение религии. Не божес-
твенная ли сила вынудила его выставить на вид заблуждение
своих предков, и не сила ли демонская, с другой стороны,
заставила оплакивать предстоящую казнь демонов? Ведь
если прадеды его изобрели искусство делать богов вслед-
ствие сильного заблуждения относительно понятия о богах,
вследствие неверия и отвращения души от культа и истин-
ной религии, то что удивительного, если то, что этим
омерзительным искусством было сделано враждебного бо-
жественной религии, будет уничтожено божественною же
религией, когда истина исправит заблуждение, вера обличит
неверие и обращение заменит отвращение?
Скажи он без объяснения причин, что прадеды его
изобрели искусство делать богов, мы, насколько держимся
правильного и благочестивого образа мыслей, пришли бы
к заключению, что они никоим образом не дошли бы до
этого искусства, если бы не уклонились от истины, если
бы мыслили о Боге достойное Бога, если бы обращали
внимание свое на культ и религию божественную. Тогда,
хотя бы мы и показали, что причины этого искусства
заключаются в сильном заблуждении людей, в неверии и
в отвращении заблуждающейся и неверной души от религии
божественной, — бесстыдство сопротивляющихся истине
было бы до некоторой степени все же терпимо. Но если
сам он, который более всего удивляется в человеке силе
этого искусства, дающего ему возможность делать богов,
и который скорбит, что наступит время, когда все эти
установленные людьми изображения богов будет предпи-
сано уничтожить; если сам он высказывает и определяет
с точностью причины, по которым дело дошло до этого
361