Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/362"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
будет позже; или потому, что мукою этой называли то
презрение, которому подвергались, коль скоро были узнаны.
И это было прежде времени, т. е. прежде времени суда,
на котором они должны будут подвергнуться вечному
осуждению вместе со всеми людьми, которые останутся в
общении с ними. Так говорит религия, вторая не обма-
нывает и не обманывается, — говорит, не подражая ему,
который, колеблясь туда и сюда, "увлекается всяким ветром
учения" (Еф. IV, 14) и, перемешивая истину с ложью,
представляется оплакивающим разрушение религии, кото-
рую потом сам же признает заблуждением.
Глава XXIV
После многих рассуждений он возвращается снова к
тому же, и говорит о богах, созданных людьми, следую-
щим образом: "Но относительно этого достаточно уже
сказанного нами. Возвратимся опять к человеку и к его
уму, этому божественному дару, от которого человек полу-
чил название разумного животного. Не столь удивительно
(хотя и удивительно) то, что сказано о человеке. Удивитель-
нее всего удивительного то, что человек смог изобрести
божественную природу и дать ей действительное сущест-
вование. Так как прадеды наши сильно заблуждались в
понятии о богах, отличались неверием и отвращением к
культу и божественной религии, то изобрели искусство
делать богов. Изобретя же это искусство, они придали
ему соответствующую природную силу; придавая же пос-
леднее, они, так как душ сотворить не могли, то, вызывая
души демонов или ангелов, вложили эти души в святые
изображения и божественные мистерии, так что посред-
ством их идолы обрели силу делать добро и зло".
Не знаю, смогли бы сами демоны, если бы захотели,
высказаться так откровенно, как высказался он. "Так как,
— говорит он, — прадеды наши сильно заблуждались в
понятии о богах, отличались неверием и отвращением к
культу и божественной религии, то изобрели искусство
делать богов". Сказал ли он, по крайней мере, что они
360