Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
их и не признавал, не отделил, однако же, почитания их
от поклонения верховным богам: потому что приписывал
им некоторое посредничество между людьми и богами так,
что они казались заступниками людей перед этими богами.
Египтянин же этот утверждал, что одних богов сотворил
верховный Бог, а других — люди. Услышавший сказанное
мною подумает, что речь идет об идолах, так как они —
дело рук человеческих. Между тем, он говорил, что видимые
и подлежащие ощущению статуи представляют собою как
бы тела богов, в телах же этих находятся некоторые
привлеченные туда духи, имеющие отчасти силу или причи-
нять вред, или исполнять кое-какие желания тех, кто
оказывает им божественную честь и поклонение. Привя-
зывать посредством некоторого искусства невидимых духов
к видимым вещам телесного свойства так, чтобы последние
были как бы телами одушевленными, изображениями,
посвященными и подчиненными тем духам, по словам
его, и значит творить богов, и эту великую и удивительную
власть творить богов люди-де имеют.
Я приведу слова Египтянина, как они переведены на
наш язык. "Так как нам, — говорит он, — предстоит
речь о сродстве и сообществе между людьми и богами,
то узнай, Асклепий, власть и силу человека. Как Господь
и Отец есть Творец богов небесных, так человек есть
установитель тех богов, которые содержатся в храмах вблизи
человека". И немного далее: "В этом подражании божеству
человечество осталось верным своей природе и происхож-
дению: как Отец и Господь создал богов вечных, чтобы
они были похожи на него, так человечество дало богам
свой вид и свое подобие". Когда Асклепий, к которому
он по преимуществу обращал речь, в ответ спросил у
него: "Ты говоришь о статуях, Трисмегист?", тот продолжил:
"О статуях, Асклепий; не правда ли, тебе трудно в это
поверить? Да, о статуях, одушевленных чувством и испол-
ненных духа, и проявляющих разнообразную силу; о ста-
туях, предузнающих будущее и предсказывающих его пос-
редством жребия, прорицания, снов и множества других
вещей, поражающих людей болезнями и исцеляющих эти
же самые болезни, приносящих им печаль и радость,
357