Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/357"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
ство демонов, приходивших в восторг от этих оскорблений,
то чем будет такого рода сообщение: просто извещением,
или прямым оскорблением? Да и сами боги: так ли
спокойно услышали о том и другом, и так ли равнодушно
к тому и другому отнеслись, что не только не лишили
доступа к себе коварных демонов, любивших и делавших
противное достоинству богов и религиозному чувству Пла-
тона, но и пользовались их злым, но близким посредством
для передачи даров Платону, хотя и доброму, но от них
отдаленному? Ведь ряд стихий сковывал их как бы своего
рода цепью так, что они должны были находиться в
общении с теми, которые взводили на них хулу, и не
могли с тем, кто защищал их: могли знать о том и другом,
и не имели силы изменить относительную тяжесть воздуха
и земли!
Если же, наконец, они выберут четвертый вопрос, то
это будет хуже всего. Кто, в самом деле, смирится с
мыслью, что демоны известили богов о преступных вы-
мыслах поэтов относительно бессмертных богов, о собст-
венной страстной любви демонов ко всему этому и о
приятнейшем удовольствии, получаемом от этого ими, но
умолчали о том, что Платон с философским мужеством
полагал, что все подобное должно быть чуждо наилучшим
образом устроенной республике? В таком случае добрые
боги вынуждены будут узнавать через подобных вестников
только о дурных действиях и свойствах, и притом — не
посторонних злодеев, а тех же самых вестников, и лишены
будут возможности знать о противоположных тому добрых
мнениях философов, хотя первое является оскорблением,
а последнее служит к чести самих же богов!
Глава XXII
Итак, если в каждом из четырех упомянутых случаев
даются о богах недостойные представления, то остается
признать совершенно невероятным мнение, в котором
стараются убедить Апулей и ряд других философов одина-
кового с ним образа мыслей, будто демоны занимают
355