Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
то та же божественность не может не знать и того, что
мы делаем.
Желал бы я знать, передали ли демоны богам о том,
что Платону не понравились поэтические вымыслы о
преступлениях богов, и скрыли ли, что они нравятся им;
или скрыли и то и другое, и захотели, чтобы боги вовсе
не знали об этом; или же довели до сведения богов и
благочестивую в отношении к богам мудрость Платона, и
свои дерзкие в отношении к богам страстные поползно-
вения; или же, наконец, порешив оставить неизвестным
для богов мнение Платона, не желавшего, чтобы нечестивая
разнузданность поэтов бесславила богов вымышленными
преступлениями, не постыдились и не побоялись высказать
свое собственное непотребство, по которому они любят
сценические игры, торжественно выводящие напоказ без-
образия богов? Из этих четырех поставленных мною во-
просов пусть выберут, какой хотят, и пусть вникнут,
сколько в каждом из них дается дурных представлений о
добрых богах.
Если выберут первый, то вынуждены будут сознаться,
что добрые боги не в состоянии были жить с добрым
Платоном в то время, как он запрещал оскорблять их, а
должны были жить с демонами, приходившими в восторг
от наносимых им оскорблений: потому что добрые боги
могли знать далеко поставленного от них человека только
через посредство злых демонов, а последних, хотя и
ближайших к ним по месту, знать не могли. Если же
выберут второй вопрос и скажут, что демоны скрыли и
то и другое, так что боги остались в полном неведении
и относительно благочестивого закона Платона, и относи-
тельно святотатственного развлечения демонов: в таком
случае, что полезного из дел человеческих могут знать
через посредство демонов боги, когда не знают и того,
что в честь добрых богов, вопреки поползновениям злых
демонов, поставляется в виде закона религиозным чувством
добрых людей?
Если же выберут третий и ответят, что при посредстве
демонов богам сделалось известным не только мнение
Платона, запрещавшего оскорблять богов, но и непотреб-
354