Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
дозволенные? Если магические, боги не хотят таких; если
дозволенные, не хотят через таких. Представим себе, что
молится кающийся грешник, и кается он именно в том,
что совершил что-нибудь магическое: неужели он получит
прощение при посредничестве именно тех, которые побу-
дили его и помогли ему впасть в преступление, им
оплакиваемое? Или, может быть, сами демоны, чтобы
иметь возможность выпросить прощение кающимся, первые
совершают покаяние в том, что обольстили их? Но этого
никто никогда не говорил о демонах. Будь это так, не
осмелились бы никоим образом требовать себе божествен-
ных почестей те, которые желали бы покаянием заслу-
жить благодать прощения. Там — отвратительная гордость,
здесь — уничижение, вызывающее сострадание.
Глава XX
Но крайняя-де, говорят они, и неизбежная нужда за-
ставляет демонов быть посредниками между богами и
людьми: от лица людей представлять желания их, а от
богов передавать то, на что они соизволили. Что же это,
однако, за нужда, какая неизбежная необходимость? То,
отвечают, что никакой бог не вступает в сношение с
человеком. Хороша же святость бога, который не вступает
в сношение со смиренно просящим человеком, но вступает
в сношение с презрительно надменным демоном! Не
вступает в общение с человеком кающимся, но вступает
с демоном обольщающим; не вступает с человеком, прибе-
гающим к божеству, но вступает с демоном, выдающим
себя за божество; не вступает с человеком, просящим
прощения, но вступает с демоном, склоняющим к непот-
ребству; не вступает в общение с человеком, который в
философских сочинениях изгоняет из благоустроенного
гражданского общества поэтов, но вступает в общение с
демоном, который требует от государственных властей и
понтификов поэтических глумлений на сценических играх;
не вступает с человеком, запрещающим вымышлять прес-
тупления богов, но вступает с демоном, услаждающимся
352