Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
В то время как демоны находят удовольствие в почете,
нам истинная религия велит не придавать ему никакого
значения. В то время как демоны являются по отношению
к одним людям ненавистниками, по отношению к другим
— друзьями, причем не в силу благоразумного и спокойного
суждения, но по расположению душевному и, как сам же
он выражается, страстному, нам истинная религия велит
любить даже наших врагов. Наконец, истинная религия
повелевает нам подавлять в себе всякое волнение сердца
и колебание ума, всякую душевную сумятицу и бурю,
которые тревожат и волнуют, по его словам, демонов.
Какая же после этого причина, кроме глупости и жалкого
заблуждения, заставляет тебя унижаться через почитание
перед теми, с кем ты не желаешь иметь сходства, и
религиозно поклоняться тем, кому не хочешь подражать,
между тем как сущность религии — в подражании тому,
кому поклоняешься?
Глава XVIII
Итак, Апулей вместе с другими, держащимися того же
образа мыслей, напрасно усвояет демонам ту честь, что,
отводя им между эфирным небом и землею промежуточное
положение в воздухе и принимая в соображение якобы
сказанное Платоном, что никто из богов не входит в
общение с людьми, представляет, будто они передают
богам молитвы людей, а людям то, чего, согласно молитвам
их, успевают добиться от богов. Верившие этому считали
непристойным, чтобы люди вступали в сношение с богами,
а боги — с людьми; но полагали пристойным, чтобы
демоны имели сношение и с богами, и с людьми, с одной
стороны, представляя просьбы, и с другой, доставляя то,
на что последовало соизволение: так что человек, например,
благочестивый и чуждающийся преступной магии, чтобы
услышали его боги, должен брать таких ходатаев, которые
любят именно то, за нелюбовь к чему он делается достойнее
быть услышанным охотно и с готовностью! Так, они любят
сценические безобразия, которых не любит целомудрие;
349