Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
у них есть вместе с нами, два общи у них и с богами.
Ибо они и богов называют животными, когда, отводя
каждому роду существ его стихию, в числе земных полагают
нас вместе с другими, которые живут и одарены ощущением
на земле, в числе водных — рыб и других плавающих,
в числе воздушных — демонов, в числе эфирных — богов.
Таким образом, если демоны по роду суть животные,
то это роднит их не только с людьми, но и с богами, и
со скотами; если они по уму разумны, это роднит их с
богами и с людьми; если по времени вечны, это — общее
с одними богами; если страстны по душе, страстны только
с людьми; если воздушны по телу, то лишь они одни.
То, что по роду своему они — животные, в том заслуга
небольшая: потому что то же суть и скоты; что они
разумны по уму — это не преимущество над нами: потому
что и мы разумны; что они вечны по времени — какое
в этом добро, если они не блаженны? Лучше временное
счастье, чем вечное бедствие. Если же по душе они
подвержены страстям, то каким образом это составляет
превосходство над нами, когда и мы подвержены им, и
этого даже не было бы, если бы мы не были столь
жалкими? Они воздушны по телу, но какое это имеет
значение, коль скоро какая бы то ни было природа души
предпочитается всякому телу; и потому религиозный культ,
которым обязана душа, ни в коем случае не может быть
обязательным в отношении к предмету, который ниже
души.
Прибавь он к отличительным свойствам демонов до-
бродетель, мудрость, счастье, и скажи, что у них это
вечное и общее с богами, — он сказал бы действительно
нечто желательное и весьма почтенное; но и из этого не
следовало бы, что мы должны бы были ради этого
поклоняться им, как Богу, а скорее следовало бы, что
должны познавать Того, от Которого они это получили.
Насколько же менее заслуживают божественные почитания
воздушные животные при данных условиях, когда они для
того разумны, чтобы могли быть жалкими, потому под-
вержены страстям, что ничтожны, для того вечны, чтобы
не могли покончить со своим жалким состоянием.
347