Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/347"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
демонов лучшими еебя только лишь потому, что они
имеют лучшие тела. Иначе она признавала бы лучшими
себя и множество животных, которые превосходят нас и
тонкостью чувств, и большей легкостью и скоростью
движений, и силой и долговечностью тел. Какой человек
сравнится зрением с орлами и коршунами? Кто обонянием
сравнится с собаками? Кто быстротою движений с зайцами,
оленями, птицами? Кто силою со львами и слонами? Кто
долголетием со змеями, которые, сбрасывая кожу, сбра-
сывают, говорят, старость и возвращаются к юности? Как
мы лучше всех их своим разумом и мышлением, так
должны быть лучше и демонов своей доброй и честной
жизнью. Для того божественное провидение и дало тем,
кого мы превосходим своим могуществом, некоторые более
сильные телесные дары, чтобы и посредством этого напо-
минать нам, что мы с гораздо большим старанием должны
улучшать в себе то, чем их превосходим; и чтобы само
телесное превосходство, которое имеют над нами демоны,
мы научились презирать, предпочитая этому честную жизнь,
дающую нам преимущество над ними, — чтобы мы
получили и со своей стороны бессмертие тел, но не такое,
с которым соединяется вечность мучений, а такое, которому
предшествует чистота душ.
Придавать же высоте места (т. е. тому, что демоны
живут в воздухе, а мы — на земле) такое важное значение,
чтобы в силу этого признавать за ними превосходство над
нами, было бы крайне смешно. Таким образом, мы призна-
вали бы превосходство над собою и всех пернатых. Правда,
пернатые, когда устают от полета или когда нуждаются в
пище, спускаются на землю для отдыха или корма; чего,
говорят, демоны не делают. Но неужели они станут на
этом основании утверждать, что как пернатые превосходят
нас, так и демоны — самих пернатых?
Если думать так крайне глупо, то нет основания из-за
того, что демоны пребывают в высшей стихии, считать
их достойными религиозного с нашей стороны поклонения.
Как могло выйти то, что воздушные пернатые не только
не превосходнее нас, земных, но и подчинены нам в силу
достоинства разумной души, которая находится в нас;
345