Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/346"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
требовать этого было в высшей степени постыдно. Итак,
что-нибудь одно: или заблуждался Апулей, и дружественное
Сократу божество было не из этого рода; или Платон
противоречил сам себе, в одном случае почитая демонов,
а в другом устраняя демонские увеселения из благоустро-
енного гражданского общества; или дружба Сократа с
демоном не должна считаться приносящею особую честь.
Кстати, и сам Апулей до такой степени краснел из-за
этой дружбы, что надписал свою книгу: "О боге Сократа",
тогда как по содержанию своего исследования, в котором
он с такой тщательностью и основательностью проводит
различие между богами и демонами, должен был бы
надписать: "О демоне Сократа". Выставить это ему хотелось
лучше в самом исследовании, чем в заглавии книги.
Благодаря здравому смыслу, просвещавшему человечество,
имя демонов до такой степени внушало всем или почти
всем отвращение, что если бы кто-нибудь, не знакомый
с рассуждением Апулея, в котором демонам усвояется
известное почетное положение, прочитал заглавие книги:
"О демоне Сократа", тот никак не подумал бы, что человек
этот был в здравом уме. Но и сам Апулей, что нашел в
демонах заслуживающего похвалы, кроме тонкости и кре-
пости тел и сравнительно высшего места обитания? Ибо
о нравах их, когда говорит о всех демонах вообще, не
только не говорит ничего доброго, а, напротив, очень
много говорит дурного; так что, прочитав его книгу,
решительно никто не станет удивляться, что они пожелали
иметь в числе божественных вещей и сценическую мерзость,
и стараясь выдавать себя за богов, могли услаждаться
преступлениями богов; но всякий найдет, что все, что в
их культе вызывает смех свой непристойной торжествен-
ностью или отвращение — постыдной жестокостью, вполне
согласуется с их свойствами.
Глава XV
Принимая все это в соображение, истинно религиозная
и преданная истинному Богу душа, конечно же, не признает
344