Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
туплениями, а они за именно эти преступления и велят
их чтить. Затем, когда они повелевали восстановить эти
самые игры, то, требуя вещей постыдных, обнаружили
даже озлобленность: отняли у Тита Латиния сына, а на
него самого, за неповиновение их приказам, напустили
болезнь, и освободили от нее только Tofaa, когда он эти
приказы исполнил. Платон же полагал, что их, таких злых,
не следует и бояться, и проводя свою мысль со строгой
последовательностью, не усомнился устранить от народа,
которому даны хорошие учреждения, всякую святотатст-
венную болтовню поэтов, которою эти боги, по сообщ-
ничеству в нечистоте, услаждаются. С другой стороны,
этого Платона, как я уже упоминал во второй книге,
Лабеон причисляет к полубогам.
Но тот же самый Лабеон полагает, что божества злые
следует умилостивлять кровавыми жертвами и такого же
рода общественными молебнами, а божества добрые —
играми и подобными им, как бы выражающими удо-
вольствие, вещами. Что же значит, что полубог Платон с
такою смелой настойчивостью лишает этих удовольствий,
считая их постыдными, не каких-нибудь полубогов, а
богов, и притом богов добрых? Эти боги сами, впрочем,
опровергают мнение Лабеона: потому что на Латинии
показали себя не только сладострастными и занимаю-
щимися пустяками, но и жестокими и возбуждающими
ужас. Пусть же объяснят нам все это платоники, которые,
следуя мнению своего учителя, всех богов считают добрыми,
честными, по добродетелям своим друзьями мудрых, и
полагают преступным думать о ком-нибудь из богов иначе.
"Объясним", — говорят они. Что ж, выслушаем с должным
вниманием.
Глава XIV
"Все живые существа, — говорят они, — в которых
есть разумная душа, делятся на три рода: на богов, людей
и демонов. Боги занимают самое высокое место, люди —
самое низкое, демоны же — среднее. Местопребывание
богов — небо, местопребывание людей — земля, а демонов
342