Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
но только платониками. Из них особую известность полу-
чили греки: Плотин, Ямвлих и Порфирий. Из писавших
на обоих языках, то есть на греческом и латинском,
известен платоник Апулей Африканский. Но и все они,
и другие того же рода, равно как и сам Платон, полагали,
что культ следует совершать многим богам.
Глава XIII
Хотя они расходятся с нами во мнениях и по многим
другим очень важным предметам, однако относительно
только что упомянутого мною, — предмета не последней
важности и прямо касающегося поставленного мною во-
проса, — я прежде всего спросил бы у них: каким богам
следует, по их мнению, совершать этот культ, добрым ли,
или злым, или и добрым, и злым? У Платона мы встречаем
мнение, что все боги добры, и что решительно нет ни
одного злого бога. Отсюда следует, что культ, разумеется,
нужно совершать добрым, потому что только тогда он
будет совершаться богам; ибо они не будут и богами, если
не будут добрыми. Если это так (да и прилично ли думать
о богах иначе?), то совершенно ложно мнение некоторых,
которые полагали, что богов злых следует умилостивлять
жертвами, чтобы они не вредили; а богов добрых следует
призывать, чтобы они помогали. Ибо злые вовсе не суть
боги.
Далее, говорят, что должное почитание установлениями
культа следует оказывать добрым. Но кто эти, которые
любят сценические игры, требуют относить их к вещам
божественным и давать в их честь? Могущество их ука-
зывает на их действительное существование; но то, чего
они хотят, показывает, что они крайне злы. Образ мыслей
Платона о сценических играх известен: он полагал, что и
самих поэтов за то, что они сочиняют такие недостойные
величия и благости богов стихи, следует изгонять из
гражданского общества. Итак, кто же эти боги, ведущие
спор о сценических играх с самим Платоном? Последний
не дозволяет бесчестить богов якобы придуманными прес-
341